Язык Гоголя

Язык Гоголя

Язык Гоголя

Гоголевский текст невозможно перепутать ни с чем другим – его стиль кричит из каждой строчки: я Гоголь! это Гоголь написал! Сегодня язык Гоголя воспринимается как живой и естественный. А почти двести лет назад вышедшие в свет «Вечера на хуторе близ Диканьки» совершили переворот в тогдашнем представлении о живом и естественном языке в художественной литературе. Восторженные отзывы Пушкина не в последнюю очередь имеют причиной именно великолепный гоголевский стиль. Все тогда зачитывались им, многие пытались говорить, как написано у Гоголя.

Язык Гоголя – поэтичный, лирический, выпуклый, удивительно точный. Гоголь был замечательным наблюдателем, мастером схватывать главные черты сущего – неважно, человека, пейзажа, общественного явления. И он умел одним словом, штрихом одним передать суть. «Заплатанной» называет у него мужик Плюшкина – и разве не возникает перед глазами целый законченный образ? А гоголевская певучесть имеет поистине фантастическую природу. Даже ругательства у него звучат музыкой: «А, шельмовский сатана! чтоб ты подавился гнилою дынею! чтоб еще маленьким издохнул, собачий сын!».

Среди особенностей, которыми явно обладает язык Гоголя, - украинизмы. Ими Гоголь щедро «приправлял» русскую речь. Безусловно, украинские слова и словечки многократно усиливали и лиричность, и выразительность гоголевского текста в «Вечерах...» и «Миргороде».

Когда же Гоголь взялся за петербургские повести, за человеческую пошлость и гнусность, в его речи изобиловать стали канцеляризмы, жаргонизмы, просторечия. Язык Гоголя сделался разговорно-бытовым.

Вообще, стилями, высокими и низкими, Гоголь умел жонглировать с удивительным мастерством – с поэтических высот он мгновенно пикирует в самую гущу бытовой сцены, и этот контраст воспринимается как вполне законный оксюморон: разве не пестрит ими наша жизнь каждый день?

Язык Гоголя, конечно, имеет и самостоятельную ценность. Однако поистине громадное значение он приобретает как выразитель общечеловеческих смыслов, представленных в произведениях Николая Васильевича.

Читайте также другие статьи:
Русская новелла
Андрей Платонов: проза технического человека
Рассказы о неразделенной любви