Борис Пастернак: проза большой книги

Борис Пастернак: проза большой книги

«Доктор Живаго» - главное произведение, которое написал Борис Пастернак, проза, отмеченная мировым признанием; и сегодня этот роман из русской литературы остается наиболее популярным для зарубежного читателя.

Вопреки распространенным мнениям, стихи вовсе не имели сакрального значения для поэта по имени Пастернак, проза – вот что он считал главным своим делом. Стихи – это вроде как то, что пишется, когда нет достаточно опыта, мысли, силы для большой Книги. В прозе, разумеется.

Первыми своими опытами не был удовлетворен Пастернак – проза была совершенна по форме, но в этом-то и крылась опасность: стилистический блеск способен был заслонить и даже свести на нет смысл.

Вообще, блеск, парад, пафос всегда претили Пастернаку, а в 20-х и 30-х гг. в России с избытком стало и пафоса, и парадов. В это время с официальной литературной средой порывает Пастернак, проза 1931 года «Охранная грамота» ставит вопрос о достоинстве художника перед любым историческим временем.

Замысел «Доктора Живаго», рано забрезживший в сознании писателя, вызревал очень медленно. Пастернак то и дело возвращался к работе над своей «генеральной прозой», писал, чувствуя обреченность на провал. Первую книгу «Доктора Живаго» Пастернак заканчивал лишь в 1948 г. Полностью роман был закончен в 1955 г.

Как предвидел Пастернак, проза «Доктор Живаго» широкого понимания у современников не нашел. Это эпохальное произведение, имеющее материалом саму жизнь, передающее массу творческих устремлений автора, результат его духовного опыта. Жизнь и смерть, тайна бытия, философские вопросы религии, практические вопросы любви – много всего вместилось в роман, причем с весьма неоднозначной авторской трактовкой. Поэтому Пастернак, проза его в Советском Союзе были подвергнуты остракизму. Присуждение ему в 1958 г. Нобелевской премии только усилило раздражение советской общественности. Спустя два года Пастернак умер.

До сих пор в литературоведении и среди любителей чтения соотношение «Пастернак-проза» до конца не изучено, что естественно: творчество таких масштабов вряд ли может быть когда-либо оценено однозначно.

Читайте также другие статьи:

Михаил Булгаков: проза горячего сердца
Рассказы Бунина
Александр Блок: проза